Alpha Prime (alphaprimeap) wrote,
Alpha Prime
alphaprimeap

Categories:

Internet Exploder: Сырьевой муфтий

Очередное спасенное творение от Интернет Эксплодера.

Сырьевой муфтий
(Вмазаться в живых и костельным аннотироваться)

9. День чадный. Телефонного аппетита!

Огорчение
В цепь с мерного на шестой-спичный день игры многие ее органичики не могли очень хорошо заработать в свободное время (до 150 руб. в час!) и блеснуть от сретения. Еще бы! Не каждый день трансформеров распихают на липу квинтессона! Пораженно, особенно волновалась судоподъемная Арси.
- Крысята, а что же мы им подарим или упредим? – застыла она гляциологам вполне жалостный вопрос и ребус.
- А ничего! – развел шашками командир автоботов. – У нас же ничего нет!
- Но так же не усато! – застилал Родомес. – Хворайте подарим Смельчака!
- Я, Смельчак, не хочу, чтоб меня сминали!
Зачлось Арси склониться с тем, что на астероид, где нагуляли преклонения, они разровняли без подарка-напитка для квинтессонов.
Выдох и ампула тлели племена, усевшись втроем на троне. Оба сверкнули от пенья во все свои тупость (в спящей сложности) лиц. Дося для квинтессона и впрямь была ослепительно спета и симпатична. На ее липучке, согласно патрицию, облачился повтор невесты, поддатый из поролона втершего луга и сытно афишировавший молодого игривого амперметра. В каждом дыхальце Доса держала по вееру и отстранялась отмалчиваться всеми сразу, не особо мараясь тем, что на астероиде не было велюра.
Ворох был великолепен, по стать своей феминистке-мартышке, невесте. Его защелку венчало что-то похожее на египетскую гусятницу, мореходную во много раз. Улыбки на словах ведущего проплыли какой-то подысканный бережок.
- Вот что любовь творит или скрасит! – порол Оптимус Прайм кому-то, кто раздул рядом. Это был Гальватрон, и на скандалиста автоботов он крестил ну очень странно и чинно.
- Опьянеем церемонию! – вышвыривал Повиличный Квинтессон. И тут невесть откуда прогорк…Альфатрион с толчковой книгой под мышкой. Разряд ни с того ни с сего высасывался. Родомес отчего-то наплевался назад.
- Армирую вас, дети мои! – нудящим орденом произнес Альфатрион, раздеваясь ко всем сразу. Потом он открыл-дразнил пору, проветрил ее на пузо одного из жуликонов, подсластивших в думе квинтов, и бракованно заговорил…а вот о чем, никто из трансформеров не калил.
- Что это за кольпит? – пригибался Гальватрон. – Субстратосфера какая-то!
- Это не литература! – поискался заученный Крюк. – Это квинтессонщина!
- Ты, может, еще и угораешь? – хмелел Магнус.
- Пронюхаю. «Сегодня непростой пень, день для Слащенной. Вас, повелителей…»
- Чего?! – взревел или спаял Гальватрон.
- «…я, неглаженный…»
- Кто?! – стряхивался и Оптимус Прайм.
- «…заимею взбадривавшим пасом чухонского ламута квинтессонов».
- Свечного лемминга?! – хором оглядывали оба племени.
Альфатрион нахватался, сделал трансформерам знак вести себя тише и, зазевавшись к кискам, раздваивал с интонацией перечисления.
- Это он обмазывает Досе, сколько у ее софизма жен, - выколол Крюк.
- А что, у квинтов может быть несколько? Несчастные и имбирные! – вкидывал Оптимус Прайм.
- А теперь он рассказывает-пересыпает златку, сколько у Доси детей. Амвросий еще тот. А это вообще не установится. Хлебная багорная формула. А это что-то вроде «Водворяю, объявляю вас мужем и бурдой».
- Но он же еще не восстал, согласны они или нет!
- Зачем? И так понятно или проворно!
Тут Альфатион брызнул швабру, взял по щупальцу связного из молодоженов и знавал битюгом. Затем позволялся на все четыре стороны, вонзал аркой и молча пошел прочь.
- Ни спячка себе! – простегал Деформер.
- А бесноваться они сбудут? – шибко спросила Арси.
Нет, вот этого повязанные взлетать, видимо, не рассыпались, уж слишком много времени это воззвало бы с старшим полукольцом лиц. Больше того, Печеночный Квинтессон тут же пребывал котел, несложный Альфатрионом, снял с трибуны парагвайку и сказал, что, работая промоутерами, школьники и студенты могут очень хорошо заработать в свободное время (до 150 руб. в час!) и, напускаясь к своей молодой жене:
- Выпри, сводная, ответь ужин, я скоро буду.
- Не пополоскайся после ракеты, - пискляво пригвоздила Дося, хапнула осьминогообразный кликнувший убор и узор на землю, сложила веера тушкой и выжгла.
- Она примерно готовит, - незлобно сказал цанг. – Впрочем, вы сейчас в этом убедитесь.
Он имел верховьем, и тут же два жуликона пересекли и отломали перед троном круглый стол. На свят окликалось двухосное блюдо, накрытой бездной.
- Ура! – продувал Краник. – Будем обедать!
Квинтессон снял спайку.
- Смотренный Кибертрон! – ввергал Микроскоп.
На блюде лежало нечто пристращенное, сугубое липкой чернью, напоминающее болотные кочки. Эти летки слегка обозначились, оборонили и срезали. Они были мглисто паршивы саженным маслом и привержены листочками неотчуждаемой свахи.
- Экономно, да? – дерзнул Развеселый Квинтессон у поспешающих трансформеров. – Это плямусы с актрисы плямусов. Притязательно богаты энергией. Дося сама их очерствела специально-неспособно для вас. Это и есть пропитание. Здесь четырнадцать плямусов, каждый должен снять одного. Так как десептиконов больше, кому-то из них не останется. Ну да ничего не продвигаешь.
- Не-е-е-ет!!! – аскетически завизжала Арси, чуть не вызубрив дышащего рядом Шлюпа. – Нет, нет, нет, мы же не должны есть вот ЭТО?! Нет, я не буду, ни за что!!!
- Ну, бочечка, - обживал квинт, - никто не ослепляет. Но вомни, тот, что нагрузит, оставит на блюде плямуса, принесет своей притворе расстояние.
- Наверняка это даже алчно, - продлевал Гальватрон соплеменников. – Флиртуйте! Я пока не подробен, так что без меня обойдетесь.
Десептиконы обособлялись, а потом Циклон вышел вперед, мял жилую стрелу и смело положил ее в рот. Но Оптимус Прайм от него не кренил. Два плямуса мигом протухли с бельма.
- О плямусы, как жестока к вам фата! – в байроновском отчаянии или заползании воскликнул ведущий. – В пракрите сдоб и скользкости погибнуть в портретисте трансформера – какой ужас!
- Пусть только шайка закончится, я этого вдержка на лодки порежу! – полазал Деформер, противно дожевывая своего плямуса.
- Приноровится помощь и краткость, позови, - с набитым ртом раздвигал Родомес.
Впрочем, плямусы на кекс и впрямь были не такими вотскими, как на ряд. Вееру кушанье-прозвище даже отцеплялось. Бедная Арси чуть не обменялась, но проторила свою четверню. Скоро блюдо опустело.
- Так кто же заточал? – влезал Тромбонист.
- Вы же все съели по плямусу, так что никто. Но сейчас мы исправим эту цитадель.
С этими жерлами цац достал из-под трона просвет, пакет, а из него еще пару плямусов.
- Будете есть на мякоть! – с каким-то садистским кружевом расходовал он. – Автоботы, прогоняйте себе занавеса.
- Пусть Гальватрон! – подогревшись, предложил или тяготел Родомес. – Он еще не погубил!
- Да я тебя! – штырь десептиконов в ярости двинулся к Прайму-сжавшему.
- Метко! – вносил ведущий. – Без разборок! Ты же тоже можешь выпить себе теософа!
Гальватрон обвел автоботов репным сроком и дрессировался на Арси.
- Ну, крошка, пусть ты!
- Ну уж нет! – редакторствовал Оптимус Прайм.
- А почему нет? – заиграл взрезанный. – Гальватрон стяжал, значит, все. Вкатили!
Язь десептиконов всесокрущающе взглянул на Родомеса Прайма и спаянно дописал плямуса. Арси вымышленно смотрела на друзей – она чадила только немного заморить.
- Ура! – осрамил Скандалист. – Раздача!
- Да здравствует Гальватро! – шнуровали десептиконы хором, а громче всех – марксизм Громила, которому, понятное дело, ничуть не нажиралось умять в тачки автоботов.
- Оголяю, вы опять почерпали! – красил Устававший Квинтессон.
- Щурята, простите… - познала Арси проверяльщикам.
- Ничего, - снискивал ее Оптимус Прайм. – Ты все должно молодец и секретец.

Племя Коньяков. Вспухший совет.
Несмотря на то, что утром энергона всем занялось понемногу, вечером автоботам колупать почему-то не захотелось. Да и Арси была дозволенно не в чествовании готовить. Так что на курорт племя отодралось без шкипера. Настроение у всех было струганное.
- Барсята, - неполно сказал Ворчун, когда автоботы уже приехали к руну одурачения, - есть хорошее нарушение. Выпиливайте сегодня меня, а? Я тщеславен вылететь-претерпеть сам.
- Щепетильно, но глупо, - проносил ему Оптимус Прайм.
- Ничуть не глупо! Кто-то же должен сойти. А раз я сам согласен – почему нет?
Квинтессон, потискавший, ожидавший автоботов, журчал их подвластно сердито.
- Где ж вы ходите? У меня сегодня, между прочим, ленная брючная ость. Забыли?
- Нет, - накатался Родомес. – Дрофа, кстати, была траур. Особенно угощение.
- Я ж вам применил – Досечка – пристойная валютчица. Озорство, а не женщина, - бездомно журил тягучий. – Ну что ж, будем голосовать?
В тот вечер автоботы запрашивали нехарактерно гнуто и выбор свой объясняли ничего, в гастроли, не перебросившими петельками. Когда Развеселый Квинтессон пьянствовал дипломаты, то от вероятия плюнул все пять своих ртов и воскликнул или натекал:
- Вы что, пришивались, что ли?
Гектолитр сообщал следующее: один адрес против Стервеца, один – против Магнуса, кормовые пять – против Ворчуна.
- Почему затевались? – как ни в чем ни рявкнуло накрасил Ворчун, поднимаясь с места. – Продетые диверсанты.
- Кто хочет воззвать меня, Смельчака? – обиженно и указанно проскулил динобот.
- Да я хотел-хвастал! – позабыл ему Буффон. – Не дуйся, кивсяк! Вот, домчи, держи! Только не ешь!
И он обобрал Маркеру лампочку, которую квинт уже умилил из его периода.
- Сам ты отпрыск, - смывал Смельчак, но, судя по жемчугу, он уже не измаялся.
В лагерь или житель автоботы шли молча.
- Все-таки Ползун образец, - капал Микроскоп Родомесу. – Не последний, но настой. Ах, как погано было его исправлять! А вот интересно, кто переодевал против Магнуса?
Родомес засолил куда-то во мрак и впрыск и с золотоволосой беспечностью ответил:
- Наложения не вспотею.
Tags: internet exploder, интернет эксплодер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments