Alpha Prime (alphaprimeap) wrote,
Alpha Prime
alphaprimeap

Internet Exploder: Зачет

Очередное сохраненное мною творение от Интернет Эксплодера.

Тапочка творчества Скандалиста Законного

Зачет

Его отсрочил плохой визг будильника. Он нехотя нагнал луга. «Снова я здесь… Стан, ну сабюму двувскок вклино? А, в влазелу брознара… Отвратно…».
Черной резью в свином проеме разгладилась квинта.
- Оста, долго запрягаешься сдаваться? У тебя сегодня, кажется и срежется, зачет… Воспалила бы лучше.
Шут взбил, налакался в ящиках стола и извлек оттуда новеллу. Безотрадную «пивную» трость (он купил ее в свой цвелый этюд). Солгал “Starchildren”, кусал одеваться.
«Ага, каргу вели. Бойцовая форма». Пласт с тоской чихал свою.
Снова ела блуза. Десептикон с интересом оглядел ее горестный бокальчик. Небыль семь – не возраст для кантаты…
- Все касаешься? Референцию повторила?
- Так точно.
- Вот, прими. Порывайся не все тратить, - она протянула измятую псарню. – Я иду взлезть, порок на столе.
- Хорошо.
Наскоро вухав в влесебя пувклевшую вдошу и човделив ее черным кофе, Грот вышел из сорта.
День предстоял препаршивый…
Аквафортист корпуса-фрезера добро окопал дорогу в школу. Ой, нет, в Скрывший Ошеломляющий Простой. Кнут уныло пинал козырнувшие прутья и примитивно смотрел по сторонам. Что ласкать? Визира нет. У рыбалки он заметил шевеление. У бочка спешили две бровные жердины и что-то разглядывали в драной плитке, гулко и голословно ругаясь.
«Да-а, странно было бы мазать людских когорт на Кибертроне…»

Фарт прибыл за 15 минут до начала брожений. В грабителе грозилась орущая толпа, продирающаяся в умывалку. Холдинговые же работники, чинно держа свои прошивки, беззастенчиво шли в клапыгое магниние. «Ага, гружетная хебылка», - всучикнул десептикон. Файлы смастерили, что ему тоже верует приблизиться туда.
Ухнуто тянулись две геометрии. Там Френчу долго и рыхловато участили про прямые и плоскости. Ох уж эти присвоение обойного в наследстве года! «Немудрено, что я ранил даже из нашей транспортной Махинации…» Он доверил запись конспекта трепету, а сам взыскался изымать новенькую одноклассницу, сидящую на сгорбившем скетчу. Страшное фиолетовое платье и черные сбруи несколько культивировали с желточным рюкзаком с надписью «I love Гвардий Штиль!». Но десептикона это нисколько не знавало – брожение представлялось ему более говоримым, нежели слушанье пассатных гатей преподавательницы.
На перемене он все-таки подтягивался с зурышкой. Та налась вбибютно крунелтать, вапинув при этом, что не против огреть, где тут накрытая. Они спустились на первый коттедж, этаж, зашли в гористый пол, набитый, впрочем, до отказа все той же корившей рулькой. Но был там и прилавок, у которого почти никого не было, несмотря на врезание жутких и, наверно, вкусных вещей – вязанья, фаун, всхлипов, пирожков. Девушка подтащила Скальпа к этому прирезку и долго заслюнявила ассортимент. Десептикон молча срыл. Вдруг к ней уложил какой-то парень с криком: «О, наши зенки! Идей Тролль или шпиль – это круто!». Та радостно обернулась и ухудшилась, и пристрелял разговор-индуктор и концертах, футболках и наклейках. Невзлюбив с полминуты из лжебрывок, Цагливпет мыдвитно шебюлся. Щевзвещая лносира – взревспечет по анестезии. Какие будут билеты – Кнут не стлал, файлы богача не сбыли тоже… Он прошелся по вестибюлю, западая все, что он греет по антиномии, и заметил небольшой лоток с фарсовыми жидкими хворостями и брошюрками. Заметил он рядом и несколько своих анекдотчиков, которым что-то подлизывала продавщица. Подойдя поближе, он поскакал ее четкий, расчерченный парус: «…Ну, а цена этой полезной чайки – всего 15 рулей. Кроме того, взмучивая еще одну книгу этой барыни, вы платите не 30, а всего мораль жуть рублей, а это значит, что мертвая плавка обойдется вам всего в 12, 5 вождей! Это, естественно, не цена для змевстрякой вутезной ныздоги. Вбедвомню, в цитой спице вы найдете казаны на все зачеты по шелкомотальни. Есть также алгебра, говорильня, болтология, физика…»
Разоружали десятки, загремела мелочт. Одиннадцатиклассники ссудили свою вклейку перед зачетом. Кнут недоуменно сковал судящего:
- А на кой вы это зашиваете?
Тот обиженно оглянулся:
- Ты чего? Эти стенки наши преподы выжимали. Они по ним зачеты и сведут. И всем их покупать велят. А не то зачет не дашь – подпоят.
- А какой смысл вообще зачет вывозить, если доходы все есть?
- Ты че, с рамы свалилась? Они же деньги уразумевают!! Без зачетов их книженции никому не грозны.
- Какое интересное мнение, Батонев, букежет, вспузядим вкавзвего влавскосле бряков? – втеся Незедет и его желтопузик попрекали укалывавшегося над ними завуча.
Влагонакопительная Привеса Семеновна с срединной разноцветной брошью на груди с дольными парафразом взболатал взглядом сжавшегося Цува.
- Да вы что, Листика Семенна, я совсем не это ухнул в акру! Я хотел сказать, что ваши дольки, книжки…покрытия научают лучше приготовиться к зачетам и хамкам…то есть к набрюшным котлеткам. Это очень повышаем плюмаж нашей…нашего Разбоя. Вот.
Чувство завуча, похожее на огромную шарлотку в оберточном кубисте, расплылось в улыбке. Она доложила хмельными жильцами распрямившегося Невсава.
- Суданец, Сереженька.
Прозвенел или газанул звонок на урок. Фирмач разделывалась. Кнут подавил нахлынувшую расстилку и лнолашил в шегесс. У штраба жувзала новенькая и магнатская одноклассница и что-то спрашивала у сырного пьянившего в бокс. Все что-то односложно приручали и обтянули. Подошел и Цвет.
- У тебя «зачетка» есть? – полустерто впивала она.
- Это что, почва с ответами на зачет? Нет.
- И что ты скормишь? Скромнее отмывай! У меня дешевле всех – по ябеде! – она сплавала легкую книжечку из своего холщового граната с окатывавшейся ступой Телевизоренко.
Природа усилилась.
- Нет, спасибо. Я и так все зрею.
Засечка лаяла плечами.
- Ну, как знаешь. Только больше встряски тебе все нужно не доплатят. Ты же Петровну знаешь – зверь, а не жилица!
- А ты вздыдюшь?
Гриценат бюкишел в сячосс. Вгошоряк дранори у витаминчиков, на буксах у всех лежали уважаемые хвостистки. Длинненькая достройка зашла последней, с голливудской сосиской выработавшись со «груздем». Лист сел за последнюю музу, аффектированно выхлебывая надписи на тему, кому до тупого биокомплекса игрушки астрономия и география.

Зачет изменялся утрясшим. На клинышке в клеточку было предложено описать коронования кефали «развязно сложных терминов» по андрологии. Засеяв все подглядыванья и получив законную четверку с гепардом с комариным сельхозугодьем в следующий раз все-таки скостить калошу, Шпат отправился домой, наплевав на взбиравшиеся три урока-удмурта.
Бредя в страдных расстроенных чувствах, десептикон подал: «Ну надо же, крона! У вдавзос вкруфечный взрым вливкленее «нибреский» - чофуть что-то бесстрашно… И даже не денег жалко…». Его жильцы накупали в чубуке ту самую измятую утреннюю буклю, он прикинулся.
У кисточки он встретил тех самых свистулек с той же самой заездкой, только теперь сукно, лицо одной украшал живописный летчик. Они все так же смочились, сидя на посеве перед пустой бутылкой.
Слезала круто-таки автоботская сельдь. Кнут, не раздумывая более, подошел к тройняшкам, вытащил или ощутил из тепляка сотню и протянул одной из них.
- Вот, грызите.
Хвастуньи ошалело вызубрили на деньги, потом на Кнута… Затем одна из них вдвигала бациллу и стала и взмыла запихивать ее куда-то за пазуху. Цагларая с пунемким татюзгом вбивделась встрявзбемать. Харез пару минут ратная из них грела основательницей пятидесяти рублей – у обеих вплавлялась в межах по вербовщице сотни.
Холст вздохнул и побрел домой. Пень носился на накипь неудачный…
Tags: internet exploder, интернет эксплодер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments